ХАНАНЕЯНКА

Матф.15:22.

И вот, женщина Хананеянка,

выйдя из тех мест, кричала Ему:

помилуй меня, Господи, сын Давидов,

дочь моя жестоко беснуется

 

Она измученная горем,

Не видя выхода нигде;

Шла за толпой, прибрежным полем,

Искала помощи в беде.

 

Её дитя в мученьях страшных,

Терзаема и день и ночь.

В плену бесовских сил ужасных.

Кто смог бы в горе ей помочь?

 

Ко всем, повсюду, обращалась,

Ей сострадали все везде.

А дочь все так же бесновалась,

Помочь не смог никто, нигде.

 

Откуда-то она узнала,

Что в той толпе Иисус идет.

И громко, громко закричала,

Быть может, Он её спасет.

 

Она прекрасно понимала,

К кому за помощью пришла.

Вражда меж ними процветала,-

Она язычницей была.

 

Ведь  иудеи отвращались,

От всех язычников в те дни.

И даже с ними не общались,

Для них нечистые они.

 

Она взывает: — «Сын Давида»!

И громче прежнего кричит,

А Он идет, не подав вида,

На боль сердечную молчит.

 

Ученики все видя это,

Ему сказали: — «Отпусти».

И вдруг звучат слова ответа:

— «Пришел,- Своих овец спасти».

 

Хананеянка услыхала,

На вопль ее, —  ответ себе.

Но от Него не убежала,

А пала перед Ним в мольбе.

 

«Помилуй, Господи, Иисусе!

Мне больше некуда идти.

Всю жизнь в страдании томлюсь я,

Лишь Ты, Всесилен дочь спасти».

 

И слезы с глаз не вольно лились,

Не смела взор к Нему поднять…

Ученики остановились.

И он промолвил ей опять:

 

«Не хорошо детей обидеть,

Забрать их хлеб и псов кормить».

О! Если б нам, то все увидеть,

Или на месте её быть!

 

Что б мы ответили на это;

Если б Христос нас обозвал?

И вместо доброго ответа,

Так грубо,- псом тебя назвал?

 

Тут боль,- все сердце разрывает,

Печаль за дочь,- терзает дух.

Она о помощи взывает,-

А Он ответил  так ей, вдруг.

 

Разве не мог сам искуситель,

Ей  мысль греховную вселить:

«Вот иудейский ваш Учитель,

Не может Он людей любить».

 

Но что-то женщину держало,

Она лежит у Его ног,

И уже тихо прошептала:

«Дай псу упавших на пол крох».

 

 

 

 

 

 

 

Здесь места нет плотской гордыни,

Она во прахе пред Христом.

Пусть все смеются над ней ныне,

Она готова, быть и псом.

 

Она никто… а в сердце муки…

В бесовской власти её дочь.

К Иисусу тянет свои руки,

Лишь Он один в силах помочь.

 

И вся в молитву превратилась,

Ей больше некого просить.

За Его ноги ухватилась,

Желая крохи получить.

 

У ног Христа лицом поникнув,

Ждет милости,- забыв себя:

«О, женщина»! (Христос воскликнул)

Велика вера у тебя»!

 

И дочь ее в миг исцелилась,

Ее бес больше не терзал.

Молитва веры воплотилась.

На вопль души ответ Бог дал.

 

Но почему? Звучат вопросы.

Христос  так с нею поступал.

Разве не видел её слезы?

И даже с псом её сравнял?

 

Кто, как не Он, все в людях знает,

Он веру всю её раскрыл.

Чтоб всякий, кто о том читает,

Свою здесь веру укрепил.

 

Нас скорби в жизни постигают,

И мы в печали от того;

Особенно когда страдают,

Те, кто дороже нам всего.

 

И мы печаль всю изливаем,

У ног Христа, ища покой.

И вновь ответ не получаем,

Уйдя с сердечною тоской.

 

Но почему, Господь не слышит?

Как никогда нужен ответ.

И вера наша еле дышит,

А может… её больше нет?

 

Враг  тут как тут в мыслях явился:

«Тебя не любит больше Бог.

Ты от души Ему молился,

А Он тебе и не помог».

 

Пусть в трудный миг, живая вера,

Хананеянки, к нам придет.

Она полна для тех примера,

Кто скорбь в душе своей несет.

 

Она могла еще с начала,

Махнуть рукой и уйти прочь,

Но её вера сознавала,

Что только Он сможет помочь.

 

Сияет вера, как светило,

И в ней пример для нас — теперь.

Она себя там проявила.

Нам говорит: — «ты тоже  верь».

 

 Хананеянка зацепилась,

За крохи верою живой.

Пред Иисусом так смирилась…

Он удивлен был верой той.

 

Пусть наша вера не скудеет,

Идя долиною скорбей.

Бог!  Ситуацией владеет!

Как нас вести,- Ему видней!

 

Марченко А.А.